Производственный корпус хлебозавода им. В.П.Зотова (бывший хлебозавод № 5), 1929-1933 гг., инженер Г.П. Марсаков

Учетная карточка
Наименование объекта Производственный корпус хлебозавода им. В.П.Зотова (бывший хлебозавод № 5), 1929-1933 гг., инженер Г.П. Марсаков
Тип объекта Регионального значения
Местоположение Москва, Ходынская ул., дом 2, строение 1
Вид объекта нежилое здание
Датировка 1929-1933 года
Правоустанавливающие документы -
Современное значение гражданское
Охранный статус объект культурного наследия
Техническое состояние реставрационные работы не проводились
Архитектор

Заполните или отредактируйте нужные поля, при необходимости прикрепите фотографию и нажмите отправить.


captcha

Описание объекта

Главное производственное здание хлебозавода № 5 (ул. Ходынская, 2) расположено к северо-западу от исторического центра Москвы на месте бывшего Ходынского поля на территории современного квартала № 2379, ограниченного Пресненским валом, Ходынской улицей и линией Белорусской железной дороги.

В конце 1920-х годов территория, удобно расположенная вблизи железной дороги, была отведена под строительство крупного хлебозавода МОСПО. Первый проект хлебозавода был отвергнут, а в 1929 году принят проект кольцевого хлебозавода-автомата по системе инженера Георгия Петровича Марсакова. Функциональная организация здания предопределила объемно-пространственную композицию здания, возведенного в 1929-1933 годах в стиле конструктивизма.

Размещение здания рассчитано на активную градостроительную роль в новой планировке Большой Москвы и близко аналогичной постановке клуба «Каучук» архитектора К.С. Мельникова, фабрики-кухни МОСО на Б.Тульской улице.

Появление таких объектов, как хлебопекарня № 5 входило в концепцию плана Большая Москва, который разрабатывался под руководством инженера С.С. Шестакова с 1921 по 1926 годы. План Большой Москвы, опубликованный в 1926 году, определил размещение новостроек до середины 1930-х годов, когда был принят генеральный план реконструкции Москвы.

Схема магистралей и зеленых насаждений Центрального района Большой Москвы четко очертила «новый бульварный пояс», соединявший старые промышленные районы Москвы, близ которых строились жилые рабочие поселки, с районными парками культуры и отдыха и ЦПКиО.

Новое бульварное кольцо, расположенное на северо-западе, совпадало с линией Камер-коллежского вала, близко подходившего здесь к центральному ядру города. На генплане хлебозавода, датированном 6.07.1930 годом, спрямленный Пресненский вал образует тупой угол с Проектируемым проездом. Проезд был проложен по трассе Ходынской улицы, которая существовала здесь с конца XIX века, и которая вела к виадуку через пути Александровской железной дороги и далее к военным лагерям на Ходынском поле.

Первоначальный виадук через пути построенной в 70-е годы XIX века Брестской, позже Александровской железной дороги располагался западнее современного, выводя примерно на место метро «Беговая», тогда как Беговая улица еще не сформировалась, и имела вид проезда к Скачкам на низменном лугу открыто текущей реки Пресни.

Развитие железнодорожных перевозок привело к разрастанию товарной станции Брестской железной дороги и появлению многочисленных зданий депо и ремонтных мастерских. Расходящиеся веером железнодорожные пути пересекли Ходынскую улицу и заняли обширный треугольный квартал между Пресненским валом и Воскресенской улицей (нынешней улицей 1905 года). По плану Большой Москвы С. Шестакова товарные станции выводились за пределы Окружной железной дороги, а освобожденные от железнодорожных путей и технических построек территории планировались как городские кварталы. На них допускалось строительство необходимых городу промышленных сооружений, школ, частично жилья, при условии обильного озеленения.

На таких участках были построены хлебозаводы в конце 1920-х – начале 1930-х годов. Сохраненные железнодорожные пути позволяли поставлять муку для бесперебойной работы гигантских заводов-автоматов. При этом условии сортировочные станции с поворотными кругами и радиально расходящимися путями, охваченными дугообразными депо в ¼, ½ и ¾ круга, сохранились близ всех московских вокзалов, в том числе вблизи Белорусского вокзала.

До середины 1920-х годов строительство хлебозаводов осуществлялось на базе немецкого и американского оборудования, затем — с использованием усовершенствованных зарубежных систем[1].

Со второй половины 1920-х годов началось возведение советских типов хлебозаводов, в том числе, заводы-автоматы системы инженера Г. П. Марсакова[2]. Такие хлебозаводы были построены в Москве, Ленинграде, Ростове-на-Дону, Ярославле и других городах.

До появления автоматизированных хлебозаводов в городах строились хлебопекарни и зернохранилища (элеваторы). В процессе выработки новых художественно-композиционных приемов архитекторы увидели в хлебозаводах формообразующие потенции.

Неясно участие в процессе проектирования хлебозавода архитекторов или художников. Между тем, именно хлебозавод № 5 ближе всего архитектурному и художественному языку Вхутемаса-Вхутеина. Его объемно-пространственное и колористическое решение, применение шрифтовой композиции как центрального элемента оформления башнеобразного объема лестницы а также использование при архитектурном решении торцевых поверхностей разновысоких объемов, обращенных к перекрестку, принадлежит эстетике конца 1920-х годов.

Идея создания круглого в плане производственного здания в сочетании с динамичной композицией примыкающих объемов, подчиненной технологической необходимости характерна для творческих поисков архитекторов и инженеров того времени.

В начале 1920-х годов во ВХУТЕМАСе и в МИГИ архитекторы Н. Ладовский, И. Голосов, Н. Марковников предлагали студентам задания на проектирование в крупном городе хлебопекарни и зернохранилища.

В 1920 году архитектор И. Голосов разработал несколько вариантов проекта городской хлебопекарни, отрабатывая на ее примере приемы в духе символического романтизма (или динамизма). В проекте И. Голосова объемно-пространственная композиция строилась на динамическом взаимодействии основного цилиндрического и примыкающего к нему прямоугольного объемов[3].

Проект городской хлебопекарни с аналогичной композиционной задачей был предложен студентам в качестве курсового задания. Сохранились два студенческих проекта 1923 года «хлебопекарни в губернском городе» – М. Синявского и И. Француза. В этих проектах в основной круглый объем врезались дополнительные объемы. «Здесь, как и во всей формообразующей концепции И. Голосова (теория построения архитектурных организмов), четко выявлено композиционное ядро сооружения («субъективная масса»), которому подчинены все остальные объемы»[4].

В конце 1920-х годов И. Голосов создает эскизный проект центральной городской хлебопекарни, который он делает в процессе разработки программы для дипломного проекта студентов Политехнического института. Хлебопекарня предназначалась для крупного города, ее предлагалось, согласно программе, «Разместить на свободном участке земли, непосредственно находящемся на магистральной улице города», т.е. сооружение рассматривалось Голосовым как важнейший элемент застройки городской магистрали. Это и нашло отражение в его проекте.

Основное производственное помещение Голосов проектирует в виде господствующего в композиции простого по форме цилиндра. С одной стороны цилиндр по спирали опоясывает склад муки, а с другой к нему примыкает «амбар» (склад выпеченного хлеба) с ритмически расположенными прямоугольными выступами. Отдельно расположенный дугообразный в плане навес транспорта с конторским помещением завершает композицию, выявляя общее движение горизонтальных объемов (навес и «амбар») в сторону производственного корпуса, переходящее по спирали складского корпуса (склад муки) в вертикальное движение по оси главного цилиндрического объема[5].

В проектах радиостанции, обсерватории и хлебопекарни, которые были первыми в серии проектов И.Голосова периода символического романтизма, четко выявились характерные черты его творчества начала 1920-х годов: сдвиги в планах, нарастающие объемы, наклонные линии, противоборство горизонтального и вертикального движения, динамика спирали, использование полукруглых форм, отказ от классических деталей, но в то же время использование ряда традиционных форм (арочный проем, руст) для подчеркивания масштаба объема и его мощности.

Иначе решалась задача студентами Обмаса ВХУТЕМАСа, где для разработки различных «элементов архитектуры» в рамках психоаналитического метода преподавания Н. Ладовского проектировалось зернохранилище (элеватор). Это было предложено как «производственное задание» на выявление пространства и формы (проекты Н. Травина, И. Ламцова, М. Коржева, Т. Варенцова).

В середине 1920-х годов во ВХУТЕМАСе были разработаны проекты центральной московской хлебной фабрики, где в одном комплексе предполагалось объединить зернохранилище и хлебопекарню (проект И. Соболева, 1925 года). В конце 1920-х годов во ВХУТЕМАСе продолжалось проектирование этого объекта, который стал более грандиозным и получил название хлебного комбината.

В 1926 году проведен конкурс на проект хлебозавода в Ленинграде. В конкурсе приняли участие такие известные архитекторы, как И. Фомин, А. Никольский, И. Лангбард, Н. Троцкий и другие.

В 1920-е — первой половине 1930-х годов к производственным процессам стали предъявляться новые требования: по охране труда, организации рабочих мест, санитарии и создании везде, где возможно, массового, поточного производства.

Главный четырехэтажный объем хлебозавода, возведенного по системе инженера Г.П. Марсакова, имел круглую форму с двумя пристройками – для котельной и для вспомогательных – раздевалок, душа, медпункта, административного персонала и т.д.

Мука со склада, находившегося в подвальном этаже транспортером должна была подаваться на четвертый этаж, где находились силосное и заквасочное отделения. Отсюда готовая опара поступала на третий этаж в тестомесильное отделение, состоявшее из трех жестких кольцевых конвейеров, где происходил процесс брожения. После окончания брожения тесто попадало в тесторазделочное отделение на втором этаже, а оттуда – расположенное рядом на этом же этаже печное отделение. Хлеб выпекался в трех круглых кольцевых печах. После выпечки хлеб выгружался из печей и по наклонным спускам поступал в хлебохранилище на первом этаже. Все конвейеры, печи, машины и приспособления были сделаны по проекту Г.П. Марсакова. В процессе эксплуатации ряд технологических процессов был упрощен, многие конвейеры ломались. К недостаткам завода относилась и жесткость технологического процесса.

По мере эксплуатации к заводу неоднократно делались пристройки, исказившие его первоначальный облик.

Хлебозаводу было присвоено имя видного советского руководителя, министра пищевой промышленности Василия Петровича Зотова (1899-1968).

Хлебозаводы системы Г.П. Марсакова – это кольцевые заводы большой мощности, автоматизированного типа, рассчитанные на выработку массовых сортов подового хлеба.

Мучной склад был расположен в полуподвальном этаже. Мешки с мукой хранились на стеллажах. В настоящее время при этих заводах построены отдельно стоящие бестарные хранилища муки, из которых мука по трубам аэрозольным транспортом подается в производственные силосы.

Силосное и дрожжевое отделения расположены на 4 этаже. Здесь же находится дозировочная станция для воды, солевого и сахарного растворов, жидких дрожжей.

Тестоприготовительное отделение размещено на 3 этаже и состоит из 3-4 кольцевых конвейеров. На большом (внешнем) кольце расположены 46 дежей вместимостью по 1350 л каждая и 3 месильные машины (для замеса опары, теста и обминки теста); на малом (внутреннем) кольце – 18 дежей и также 3 месильные машины.

В пустую дежу, стоящую на кольцевом конвейере, из автомукомеров поступает мука, а из дозировочной станции – вода и дрожжевая суспензия; затем дежа перемещается к опарной месильной машине и производится замес опары, после чего дежа с замешенной опарой переходит в камеру брожения. Процесс брожения опары продолжается до тех пор, пока первая дежа с опарой не продвинется к тестовой месильной машине. Тогда в нее загружается порция муки, воды, раствор соли и другое сырье, и замешивается тесто. Расстояние между опарой и тестовой месильными машинами рассчитано так, что к тестовой машине подходят дежи с готовой (созревшей) опарой.

Далее дежи с тестом по конвейеру передвигаются в камеру брожения. За 20-30 минут до окончания брожения дежа подходит к обминочной машине и затем передвигается к месту выгрузки. При наклоне дежи тесто по тестопуску выгружается в воронку тестоделительной машины.

Тесторазделочное отделение размещено на 2 этаже. После делителя куски теста поступают в округлитель, затем на конвейер предварительной расстойки, а отсюда подаются на закатку. Из закаточной машины заготовки попадают в карманы люлек кольцевого конвейера окончательной расстойки, расположенного над печами.

Печное отделение также находится на 2 этаже. Оно состоит из трех-четырех колец. Печи имеют горизонтальный кольцевой вод с диаметром от 27, 2 до 7, 3 и и шириной 1660 мм. Посадка под печи производится посадочным механизмом. Для батонов установлены механические надрезчики.

Хлебохранилище и экспедиция размещены на 1 этаже под печами. Выпеченный хлеб выгружается из печи скребковыми транспортерами и по наклонным спускам поступает на циркуляционные столы. Хлеб укладывают в лотки на вагонетках. Подготовленные партии хлеба в вагонетках вывозят на платформу и перегружают лотки в автомашины.

В настоящее время на некоторых заводах участок хлебохранилища и экспедиции механизирован по системе УкрНИИпродмаша.

Кольцевые хлебозаводы характеризуются высоким уровнем механизации и автоматизации хлебопекарного производства. Однако заводы этого типа не получили широкого распространения из-за сложности оборудования, большого расхода металла и отсутствия гибкости технологического процесса.

По этому же проекту Г.П. Марсакова было выстроено три хледозавода в Москве[6] и два в Ленинграде.

Когда железнодорожный инженер Г.П. Марсаков принялся проектировать хлебозавод, он взял за основу форму круга, выстроив цилиндрический процесс замеса, формовки, выпекания и приемки хлеба по вертикали и вместив весь процесс в цилиндрический объем.

В первом варианте все процессы – от загрузки муки в мешках в полуподвальном этаже, где они размещались на кольцевых конвейерах и радиальным конвейером направлялись к центральному ядру, огражденному шестью железобетонными колоннами, были подчинены форме круга. Вертикальный конвейер поднимал их на верхний четвертый этаж с двумя малыми кольцевыми конвейерами, где происходило просеивание муки и изготовление опары с четкой автоматической дозировкой всех составляющих – воды, соли, сахара, дрожжей. Далее процесс спускался на уровень 3-го этажа, где на круговых конвейерах в круглых баках-дежах проходил тестомесительный процесс, с перемещением их в камеры брожения и к обминочной машине. Готовое тесто опрокидывалось с помощью специального механизма в воронку тестоспуска, а оттуда в расположенное ниже ярусом кольцо с люльками для расстойки разделенного на куски теста, приготовленного для выпечки. Далее из индивидуальных круглых люлек куски теста опрокидывались на кольцевые печи, перекрытые сплошными кожухами, напоминающими подиумы для демонстрации мод. Легкой застекленной кабиной на стальных кронштейнах, напоминающей пароходную рубку, выглядит лаборатория, производящая необходимые замеры и анализы продукции.

Выпеченные на подовых печах батоны с нанесенными специальными машинами надрезами спускались по наклонным лоткам на круглые вращающиеся столы 1-го распределительного этажа. Задуманные первоначально кольцевые конвейерные шкафы для готовой продукции были вскоре заменены прямоугольными стеллажами на колесиках, с деревянными лотками, загружаемые вручную.

Так было легче отправлять их в прямоугольное пространство хлебных фургонов, подъезжавших к открытым проемам дугообразного «тамбура для выдачи хлеба». Радиальные пути подъезда автофургонов четко определены повышенными ограждениями со скругленными углами, которыми обнесены также колонны навеса, возведенного несколько позже основного здания.

Число круглых элементов на утвержденном проекте Г.П. Марсакова было приумножено в натуре всеми емкостями, от самых малых – дозировочных – в верхнем ярусе, до огромных дежей в тестомесительном конвейере 3-го этажа.

В проекте Марсаков ограничился полукружием в верхнем этаже, очертив выступ венчающей все сооружение вентиляционной будки, что усложняло объемную композицию хлебозавода. В процессе строительства 4-й этаж был выведен под единую круглую кровлю, обнесенную легкими ограждениями. Уклон кровли слегка повышается к центру, что обеспечивает естественный водосток.

Пристроенные к главному цилиндрическому объему две прямоугольных лестничных башни, также имеют криволинейные поверхности.

Наибольший акцент приходится на трехступенчатый объем служебного корпуса, выдвинутый к тротуару. Его динамичная композиция, усиленная красным цветом и фактурой кирпича, обращена к перекрестку Пресненского вала с Ходынской улицей. Высокая башня, вмещающая лифтовую шахту и лестницу, ведущую на все этажи и кровлю главного корпуса, превосходит его по высоте и очерчена динамической кривой, подчеркнутой белым цветом. Вертикальные витражи на боковых гранях башни имеют квадратную сетку расстекловки, повторенной на окнах прилегающих объемов служебного корпуса. Второй этаж был разделен на женскую и мужскую половины с раздевальной комнатой, душевой, комнатой выдачи спецодежды.

На третьем этаже служебного корпуса – столовая и комната отдыха, связанные продольным коридором с лестничной клеткой внутри башни и входом в цех.

Огромное нерасчлененное пространство круглых цехов усиливалось их освещенностью дневным светом сквозь вертикальные витражи, объединяющие три нижних яруса гигантского цилиндра. Центральное ядро здания выделено шестью гранеными железобетонными колоннами, образующими своеобразную сквозную ротонду в центре каждого яруса. Еще два ряда колонн принимают на себя множащиеся по мере удаления от центра лучи балок перекрытия, образующих выразительную, но строго функциональную радиально-кольцевую структуру.

В дальнейшем по периметру цилиндрического корпуса были сделаны несколько позднейших пристроек.

Вскоре после возведения хлебозавода было рекомендовано произвести обильное озеленение цехов, особенно цитрусовыми растениями, активно поглощающими углекислоту.

В 1930-1940-е годы на территории хлебопекарни существовал каскадный фонтан на основе артезинской скважины, расположенной в правой части двора.

Производственный корпус (Ходынская ул., д.2, стр.2) хлебозавода им. В.П.Зотова (бывший хлебозавод № 5), возведенный в 1929-1933 годах по системе инженера Г.П. Марсакова, является выявленным объектом культурного наследия (памятником архитектуры)[7].

Безусловной охране подлежит основной цилиндрический объем хлебозавода с примыкающим к нему трехчастным служебным объемом с башней.

При подготовке исторического раздела обоснования проекта реставрации были (с любезного согласия авторов) использованы текстовые и иллюстративные материалы историко-культурных исследования 2006 года       хлебозавода НПО-38 НИиПИ Генплана г. Москвы.

 [1] До революции крупные хлебозаводы обслуживали только армейское ведомство, связанное с производством сухарей.

[2] Исследователи отмечают существование в промышленности нескольких типов хлебозаводов: с прямолинейным производственным потоком, оборудованные печами АЦХ, бестарным складом муки, тестоприготовительными агрегатами, механизированным хлебохранилищем; с тупиковым производственным потоком, построенные в большом количестве в годы первых пятилеток, оборудованные печами с выдвижными подами (ХВ и УТС), тарными складами муки, передвижными дежами для приготовления теста, вагонетками для расстойки тестовых заготовок и хранения хлеба; новые типы заводов с прямолинейным и тупиковым производственным потоком с печами ПХС, ПХК, ФТЛ-2 и другим современным оборудованием; кольцевые с печами и оборудованием системы Г.П. Марсакова.

[3] Зодчие Москвы. ХХ в. Кн. 2 – М.: Московский рабочий, 1988 – с. 162.

[4] Зодчие Москвы. ХХ в. Кн. 2 – М.: Московский рабочий, 1988 – с. 166.

[5] Хан-Магомедов С.О. Илья Голосов – М.: Стройиздат, 1988 – с. 81.

[6]Хлебозавод-автомат № 8 им. М. Горького (ОАО «Черкизово»-Черкизовская ул., 32) -
был пущен в эксплуатацию 25 мая 1933 года.  Хлебозавод № 9, расположенный Новодмитровской улице, — возведен в начале 1930-х годов. Как сказано в одном из архивных документов, это предприятие «является прекрасным образцом инженерной мысли и отличается завершенностью художественного образа». Как образец архитектуры промышленного конструктивизма производственный комплекс является памятником архитектуры, также, как хлебозавод в 3-м Павелецком переулке. В 1937 году возведен хлебозавод № 11 (ОАО «Звездный»-Звездный бульвар, 23) — экспериментальный кондитерско-булочный комбинат также системы инженера Г.П. Марсакова.

[7] Приняты на охрану, как памятники промышленной архитектуры ХХ века, два хлебозавода системы Марсакова в Санкт-Петербурге. Построенные в 1933-1934 годах на углу Б. Зелениной и Барочной улиц на Петроградской стороне и на окраинной Кушелевке, они приписываются (под вопросом) авторству архитектора А.С. Никольского.

 

Комментарии
Контакты
АО "Центр комплексного развития"
  • Адрес: Воронцовская 21 с. 1
  • Индекс: 109147
  • Город: Москва
  • Телефон: +7 (495) 911-17-60

Все вопросы связанные с данным проектом направляйте по адресу электронной почты ckr.msk.ru@gmail.com

Задать вопрос
3+1=? 
Объекты
  • 2
  • DSC_0237
  • vdn_ 20150311_121178
  • DSC01533
  • vdn_ 20150311_121712
  • vdn_20121105_67121
  • DSC09410 ™Ѓѓ®п
  • vdn_ 20150320_123373
  • vdn_ 20150413_126872
  • vdn_ 20150311_121464
  • 3
  • vdn_20150713_147429
  • DSC07769
  • vdn_20150814_153735